Главная страница  О сайте  Ссылки  книга отзывов  e-mail      
Могилы людей


Фишев Алексей Николаевич (Угол) (1973-2003)



      Лидер и идейный вдохновитель одной из самых интересных отечественных андерграундных групп - "Оргазм Нострадамуса", певец, автор текстов. Жил в Улан-Удэ. Умер (на 30 году жизни) прямо скажем по-панковски - одни говорят, захлебнулся рвотой, другие это опровергают и утверждают, что причина смерти - алкогольное отравление. Это случилось 22 ноября 2003 г., в Санкт-Петербурге, во время гастролей группы. Похоронен на Центральном кладбище в п. Стеклозавод г. Улан-Удэ. Квартал 55 сектор 10.
      Фото могилы, прижизненные фото, а также некоторые стихи - с сайта
      http://photofile.ru/users/orgazm_nostradamusa/



Тексты Алексея Фишева (Угла)
 
              НЕПОСТИЖИМОЕ И ВЕЧНОЕ                                   
  
Я умножаю все на ноль, 
Так я в нули все превращаю. 
Я остаюсь совсем один, 
Совсем один, я наблюдаю. 

Нет ничего ни лиц, ни глаз, 
Ни звуков, ни земли, ни неба, 
Нет темноты, нет света звезд. 
Вселенной нет, она истлела. 

Но если нету ничего, 
Так что то это, что осталось? 
Как сформулировать его? 
Когда, зачем откуда взялось? 

Непостижимое и вечное, 
Оно незримо, но так явно. 
Оно плюс - минус бесконечность, 
Оно пугающе забавно. 

И заставляет трепетать, 
И в исступлении озираться 
Его не слыша оглыхать, 
Его не видя пригибаться. 

И с ним сливаясь обрести, 
Забытый напрочь вновь знакомый, 
Сквозь мясорубку всех стихий, 
Тот яркий свет родного дома.



     ВСЕ ЛЮДИ СВАЛИВАЙТЕ С ЗЕМЛИ 
  
Когда цирковые уроды плясали, 
Их насмерть тогда побивали камнями. 
На солнышко когда собаки брехали, 
Тогда колыбельную им пели няни 
   
Припев: 
Когда человечество здесь станет лишним, 
Услышишь тогда лягушачьи шаги 
Тогда поспеши донести это ближним: 
“Все люди сваливайте с земли!” 
  
Все мертвые в землю - живые за стол, 
Титанам заморыши руки крутили, 
И жрали горстями тогда валидол, 
И волосы драли тогда ноздревые. 
  
Когда три слепышки кололи дровишки, 
Глазишкам приделав горящие угли, 
Тогда попрыгунчики без передышки 
Скакали и превращалися в пули 
  
Когда чтоб прокакаться надо молиться, 
Когда утюжек вместо глажки ебет, 
Когда включиться все само и зарядится, 
Когда вместо будильника прозвенит крот. 

Припев.



                ФИГУРА 

Мои восковые фигуры 
Ожили в полночной тиши. 
Одна мне из них подмигнула, 
Остальные ушли. 
Одна же фигура осталась, 
И смотрит теперь на меня. 
В глазах ее страх и усталость, 
Фигура! Да это же Я! 

 


                    ПОХОТЬ 
  
Кружились в свадебном вальсе 
багровый жених и невеста 
их потные лица лоснились 
и в танце смыкались из чресла 
Ваяет Петрарка Лауру - 
богиней становится глыба 
у мастера руки дрожат 
и губы кривит слюнявая лыба 

Припев: 

Любовь умирает первой, 
последней умирает надежда! 
А похоть не умирает, 
не умирает никогда! 

Подглядывает сынишка 
как матушка моется в ванной, 
в мозгу стопорится мыслишка: 
“Я очень хочу тебя, мама!!!” 

Кричите: “Подонок, скотина!”, 
оттяпайте руки по локоть, 
эстетствующие павлины. 
Вся цивилизация - ПОХОТЬ! 




                            ГОРБУНЫ 

Тихий шорох, скрип и шепот 
Превратились в крик. 
Потому, что здесь не Час, 
А эпоха Пик. 
Потому, что ты увидел холмик под кустом 
Потому, что ты услышал гробик с горбуном. 
Потому, что он родился и не знал о том, 
Что его положат в гроб с полукруглым дном 
И не каждому на свет горб на спину дан, 
Как не каждого тревожит телефонный хулиган. 

Ведь горбуны останавливают время! 
Горбуны останавливают время! 
Они несут в горбах чудовищное бремя! 
Горбуны останавливают время!

Часовщик был не простой он, 
Этот часовщик. 
Он умел целую вечность сократить за миг. 
Маструбируя в коморке, 
Превратившись в спазм, 
Он умел на три недели растянуть оргазм. 
Он умел не умирать бы, 
Этот часовщик, 
Но горбы на том лишь свете раскрываются. 
Пара сильных, стройных крыльев расправляются 
Горбуны туда за тем и отправляются. 

И когда ты вдруг встречаешь 
Мрачных горбунов 
В мастерских, что по ремонту 
Сломанных часов, 
Знай - они не просто чинят 
Это лишь предлог, 
Они время замедляют и на оборот. 
Ну а если тебя дразнит 
Их занятие, что-ж 
Воткни в спину горбунам ты 
Ожуенный нож! 
  

Убивай, убивай, убивай горбунов! 
Ломай, ломай, ломай циферблаты! 
Разрушай, разрушай часовые мастерские! 
Уничтожай, уничтожай, уничтожай ВРЕМЯ! 




                 ВОСХОЖДЕНИЕ К БЕЗУМИЮ 

Восхождение к безумию 
Ох, как труден этот путь. 
Мы идем тропою узкой 
И с него нам не свернуть 

И мерцают миллиарды 
Ослепительных огней 
Восхождение к безумию - 
Это право королей 

С каждым шагом больше света, 
С каждым вздохом тише боль, 
В каждом слове больше смысла, 
В каждом жесте ты король 

На устах наших улыбка. 
Глаза рвутся из орбит, 
Ну еще одна попытка 
И душа воспламенит 

И карабкаясь по скалам 
Познав истину дошли 
До блаженного безумства 
Альпинисты - короли! 
  
 

                      ЗВАННЫЙ УЖИН 
  
Пригласил на ужин я друзей 
Страх, бессонницу, кошмар и похоть. 
Тех, кто ближе всех мне и родней 
Тех, кому себя я позволяю трогать 
  
Разливаю им в бокалы свою кровь 
Тост произношу за дружбу нашу 
Залпом пьют они ее, а закусить 
Приношу им из мозгов кашу - малашу 
  
Веселятся мои гости за столом 
И рыдая, хлопаю в ладоши, 
Чтобы гости не захныкали в тоске 
На потеху им с себя сдираю кожу 
  
За окном корячится рассвет 
Подтираю половицы волосами 
Нету смысла звать друзей мне на обед 
Навестят меня сегодня они сами 



                          ПРИШЛА ВЕСНА 

Уйди старушка, я в печали 
Я в экипаже вешних дней 
Мое нутро пошло прыщами 
Его упер бумажный змей 

На улице собачьи свадьбы: 
Собаки, суки, кобеля 
На улице возня и драки, 
А за окном тревожный я 

А трубачи все дуют в трубы 
Все дуют в трубы трубачи 
К их мунштукам прилипли губы 
Их невозможно отлепить 

И я прилип лицом к стеклине, 
Я тоже дую весь в поту, 
Держась за рамы дую синий, 
Я всем пою свою весну 

Моя весна это кошмары, 
Это мультфильмы по ночам. 
Это бессонница и слезы 
Это кровавая моча 

Моя весна это измена 
Депрессия и тошнота 
Клаустрофобия и ужас 
И слепота и глухота 


                     ПОЖАР В КУКОЛЬНОМ ТЕАТРЕ 
  
Кукольный театр нажуй сгорел 
И куклы тоже сгорели нажуй 
А все потому, что сторож Маркел 
Косяк саданул и куклу трахнул 
  
Он ее суку раком загнул 
И впендюрил туда, куда руку вставляют. 
Ну а когда перепихнулись они, 
Кукла дымила как труба выхлопная 
  
Вместе с партнершей загорелся Маркел 
Вспыхнула факелом борода его ежик 
Как ни спасался, один жуй сгорел 
И шлюха его ватная тоже 
  
Утром детишки пришли посмотреть 
На кукольный спектакль. 
А кукольный театр нажуй сгорел, 
И куклы тоже сгорели нажуй!
 


                       ГИМН ДУРАКОВ

Не вынесла душа поэта
Устал залатывать он брешь
Орать «Карету мне, карету!»
Не поваляешь – не поешь
Кто чище лучше всех на свете
Тот всех больнее и мертвей
А кто румяней и белей, 
Тот всех живее и подлей

Чмо на небесах – звезда в аду,
В адо-рай я попаду
Ты гори, пылай, моя звезда
Пьяный проспится, дурак – никогда!

А много ль дураку-то надо,
Твои глаза да богу в уши
Во сне командовать парадом
Да быдлу распахнуть всю душу
С рожденья пяным быть и талым
Таким же быть и погребенным, 
И на лягухах разудалых
Плыть по влагалищу вселенной

У дурака одна забота
Икота, рвота и зевота
Метаться в мыльном пузыре
В петле висеть на фонаре
Где чья-то свадьба, там рыдать
Где похороны – гоготать
Где всё родится – умирать
Где дохнет – оргазмировать.
                          
 

                РЕГЛАМЕНТ ХРОНИЧЕСКОГО СЧАСТЬЯ 
  
Подрался с грудным младенцем, 
Забрался в его коляску. 
С чистым и искренним сердцем, 
Смеялся в ней и кувыркался. 
  
Таился в асфальтовых щелях, 
Откладывая в них личинки. 
Качался на космокачелях, 
Считал на висках сединки. 
 
Припев: 
Такой у меня регламент 
Хронического счастья 
Запущенный пациент я 
Такие не подыхают! 
  
Эх! Бе саме, Бе саме мучо 
Таращу во тьму глазища 
Ночной порнографии туча, 
Жопастые хищно рыщут. 
  
Кому суждено сгорать, 
Тот батенька не утонет. 
Сработает катапульта 
Взлечу на алмазном троне 
 
А ты? Как ты там поживаешь? 
На том конце городишка 
Наверное тихо плачешь, 
Или а-у-у-у-у-у-у скулишь так? 
  
Давить буду зеркало долго 
Я плюща лицо и калеча, 
Смотреть и катать его по лбу, 
Пока в нем тебя не замечу 
 


              СИФИЛИТИК 

Я каждой ночью в небе черном 
Ищу неведомый квазар 
Я знаю - он, где край вселенной 
Я даже карту набросал. 

И скорлупу с яйца счищая 
Я думаю лишь об одном - 
Как можно баб осеменять 
воздушно - капельным путем. 

В столешнице лежит коробка 
В коробке ваты и бинты 
Вновь появляются стигматы 
Моей священной правоты 

Я верую, я твердо знаю, 
Я выбрал правильный маршрут. 
Плевать, что я косноязычен, 
На пальцах объясню, Поймут! 

Поймут поганцы, что напрасно 
Все копошатся они тут. 
Напрасно ходят на работу, 
напрасно жаб своих ебут. 

Я саблевидные колени 
Укрою стареньким трико. 
Кровавый кал - это знамение 
Жаль только, не поймет никто. 

Ну и пускай не понимают, 
Надев повязку на глаза 
Я прыгну ночью с крыши дома, 
Я полечу на свой квазар! 



                 ПТИЦА ГНОМ

Птица гном - это странная птица, 
Она прилетает, когда не ждешь. 
Она прилетает и рядом садится 
Когда ты кого-нибудь смачно еб**ь! 

Она прилетает и все кайфоломит, 
Ежанутою харей смотрит в лицо. 
Она открывает свой клюв несуразный 
Всякий раз норовя укусить за яйцо. 

Решил изловить я жуевую птицу 
Проклятую, гадкую птицу Гном. 
Возле  кровати поставили клетку мы 
И еб*ю мы начали, ну а потом, 

Когда наша еб*я катила к развязке 
И весь в ожидании конца был гондон, 
Из тьмы таинственно вдруг появилась, 
Чтоб все мне испортить птица Гном. 

Она стремительно к цели летела, 
Но клетка была у нее на пути 
"Попалась, паскуда!" 
Захлопнул ловушку я 
Унес все в сартир 
И в очке утопил. 



             Я ТЕРЯЮ КОНТРОЛЬ 

В моем подсознании 
Вспыхнуло восстание 
Там уже истязают постовых 
Топорами и баграми 
Добивают раненых 
Я - уже не я, 
Мистер Хайд - на выход! 

Я теряю контроль 
Я впадаю в движение. 
Я теряю контроль 
Я впадаю в движение. 
Я теряю контроль 
Я впадаю в движение. 
Я теряю контроль 
Я впадаю в движение.

Ни холодный душ, 
Ни клизма не помогут 
Ни цунами, ни пожар 
И ни вонючая параша. 
В моей башке не Я, 
А бессмысленная каша! 
Каша - малаша! 
Каша - малаша! 

В моем мозгу создали 
революционный комитет 
Меня - осталась лишь 
Недобитая контра. 
Экспроприации подверглись 
Мои ухо, горло, нос. 
Я остался лишь в глазах 
Но *ули в этом понту. 



           ГИМН ГИДРОЦЕФАЛА

Прошедшие дни, как осколки стекла 
Лишь останутся частью дорожных изъянов, 
И исчезнут в огнях настороженных взглядов, 
Не коснувшись идеи моего существа 

Припев: 
Бесконечная мысль гидроцефала 
Закончится только прийдя на начало. 
Отсюда нет выхода, есть только приход, 
И это - судьба гидроцефала
Очнувшись во мраке вшивеньким актом, 
Пройдя по туннелям в полусознании, 
Очнувшись в каморке из под бумаги. 
И вновь улетая с мыслью некой, 
Все растворится и я буду вехой! 
Припев. 

Тебя не спасут, лишь помогут исчезнуть 
Из субстанции этой в другую, такую, 
Где идут превращения кого-то во что-то. 
Но, не смотря, на превращения, 
Туда перейдет и наше движение 

Припев. 



               СЛЕПОГЛУХОНЕМОЙ ПРОРОК  

Слепоглухонемой пророк 
В самое время - не поздно, не рано 
Вышел из дома с огромной балдой, 
Вышел из дому в костюме Адама. 

Вышел из дома он, чтоб донести: 
"Братья и сестры, настал конец Света, 
уй,! никому не удастся спастись, 
Все подыхает! Грядущего нету!" 

Сразу же, вдруг, все упало в цене, 
В цене лишь остались вино и водяра. 
Быдло, прочухав, что скоро издец, 
В ужасе похоть свою утоляло. 

В спешке насиловал кто-то бомжиху, 
Кто-то насиловал родную маму 
Слепоглухонемой пророк 
В самое время - не поздно, не рано. 

Все заметалось с пеной у рта 
На улицах пробки и столпотворение 
"Хлеба и зрелищ!" - орала толпа 
"Хлеба и зрелищ! Хлеба и зрелищ!" 

Люди бомбили склады и ларьки 
И переворачивали коробаны. 
Слепо-глухо-немой пророк 
В самое время - не поздно, не рано. 



                    МОРАТОРИЙ 

День сменяет ночь, а ночь сменяет день, 
А время как стояло, так и стоит на месте. 
И взорвалась к ебеням, сгорела карусель, 
Но не бесполезна даже бесполезность! 

Припев: 
Мараторий на движение - 
Лабиринт из комнат смеха. 
Пустоты нагромождение 
Замурована прореха!
Ничего не интересно, ничего не хочется 
Отрыгнув тухлым яйцом продолжаю жрать. 
В зеркале с животиком отражение корчится, 
Мыслям - погорельцам негде ночевать. 

Кровоточит из ушей тишина на паперти, 
В центре сновидений черный карантин, 
Хмуро опечатаны все архивы памяти. 
В дефиците радость жизни и адренолин! 

Диверсанты в печени, партизаны в почках 
Баррикады на глазах, мятежи в кишках 
Круглосуточно в мозгах бешено хохочет 
Методичный изверг - провокатор Страх! 



                     ЗВЕРЗОСТЬ 
  
Я ползу по наляпанным дням 
Хнычут ревы на потолках 
Собачонки жалкие вслед за мной 
Подгоняют черепашат 
Ящер злой наблюдает за мной 
Попугай мчит со скоростью тьмы 
С барахлом я ползу за тобой 
Ну, а ты! Ты где-то летишь 
И тебе дарят звезды свою зверзость. 
  
Коридор дней темней и темней, 
На пути меньше все светлячков. 
Собачонки скулят за спиной 
Черепашки отстали давно. 
Горбун-время пугает меня 
И проклятья кричит в мегафон, 
Улыбаясь во тьме ползу я 
Ну, а ты! Ты где-то летишь 
И тебе дарят звезды свою зверзость. 
  
В лабиринте наляпанных дней 
Не понятно где верх, а где низ 
Злобный ящер уполз в никуда, 
Собачонки давно улеглись 
В пустоте этой пахнет весной 
Попугай мчит со скоростью тьмы 
С барахлом я ползу за тобой 
Ну, а ты! Ты где-то летишь 



                 ПОСЛЕДНИЕ СЕКУНДЫ ЖИЗНИ 
  
Слышу старушечьи голоса 
Вижу багровые небеса 
Молча кричу я и хохочу 
В пропасть барахтаясь я лечу 

Припев: 
Последние секунды жизни 
На полную катушку! 
Последние секунды жизни! 
Ты жахни спиртяги кружку. 
Последние секунды жизни! 
Сожги ты их в кураже 
Последние секунды жизни! 
На полную катушку! 
  
Время плетется, как черепаха 
Зраки полные черного страха 
В зеркале нахлобученный бог 
Эй, бог, а ну-ка давай “хэн де хох”! 
  
Прячусь в клокочущей тишине 
Нету меня уже даже во мне 
Я наблюдаю со стороны 
Как я лечу в потолок со стены 
  
Я улыбаюсь такому концу 
Черные сопли текут по лицу 
Мертвая лыба и фляга пуста 
Я всем желаю такого конца!