Главная страница  О сайте  Ссылки  книга отзывов  e-mail      
Могилы людей


Протоиерей Геннадий Огрызков (1948–1997)



      Священнослужитель. В конце 80 - начале 90-х г. служил в храме Воскресения Словущего на Успенском вражке (в Брюсовом пер.), впоследствии настоятель храма Вознесения Господня (Малого Вознесения) на Большой Никитской в Москве. Был очень любим и почитаем прихожанами. Известно также, что о. Геннадий писал акварели. Ушёл из жизни 7 апреля 1997 года, похоронен на Старом Люберецком кладбище в г. Люберцы Московской области. Ниже вы найдёте акварель кисти отца Геннадия, воспоминания о нём и стихи, посвящённые ему прихожанами.



Акварель кисти протоиерея Геннадия Огрызкова




Воспоминания о протоиерее Геннадии Огрызкове


       Богатырского сложения, но кроткий и застенчивый, с ласковым взглядом, надежный, верный до конца - почему-то кажется он очень знакомым. И его обращение к прихожанам («братцы мои дорогие!»), и обычай утешать подарочками из бездонных карманов рясы, и старый деревянный дом в Ухтомке, и домашний вид, многих смущавший: заштопанные трико, свитер с вытянутыми локтями... А известная история про то, как один московский настоятель мыл свой храм, не подготовленный к службе? Вот она, оказывается, про кого!
       До семинарии о. Геннадий был талантливым архитектором и художником. Художником, впрочем, остался навсегда - всех удивляет умение о. Геннадия везде замечать красоту, в самом скудном пейзаже, в самой презираемой травке. «Красиво в саду у батюшки, потянулась вырвать сорняк. Батюшка остановил меня и по-детски застенчиво проговорил: “Миль, не трогай, это же цветочек”».
       Так же умел он восхищаться и красотой каждого человека, как будто не видя зла. И любил каждого - «всех одинаково, но каждого - больше». Принимал исповедь до ночи, и уборщица, выливая под ноги о. Геннадию ведро воды, говорила: «Пора храм убирать!» Батюшка смиренно переносил аналой в другое место, а потом еще и еще... Отцовская (говорят: материнская!) любовь и забота до мелочей: «Как ты доехала? Ты что-то бледненькая сегодня...» Спеша куда-то, мог сорваться по чьей-то просьбе и ехать - в больницу ли, на квартиру - молиться о ком-то, утешать, отговаривать от опасного шага. За любовью и утешением и шли к нему. «Он именно утешал, согревал, ласкал. Обнимал своими большими, мягкими и теплыми руками, прижимал твою забубенную голову к своей груди...»
       Духовным чадам приходилось слышать от знакомых: «Легко вам с вашим батюшкой! Он у вас добренький!» «Люди просто не понимали, что такая доброта - высший дар. Благодаря ей ты идешь за своим духовником - и даже не замечаешь, что идешь. Потому что на тебя не давят, не приказывают тебе, - тебя просто привлекают к себе этой добротой и ведут». Воспоминания об о. Геннадии, его фотографии действуют так же. Читаешь - и хочется, как всем, кто его знал, «быть как батюшка - всех любить, всех обогреть, всем помочь»!..
       Текст с http://www.nsad.ru/


Стихи памяти протоиерея Геннадия Огрызкова
 
ОТЦУ ГЕННАДИЮ ОГРЫЗКОВУ

Из мглы московской в сумрак сада,
Из смрада к запахам земли
Мы принесли к вратам Царьграда,
Свою любовь мы принесли.
Над гладью голубой Босфора,
Где подвизался Твой Святой,
Софии купол, как просфора,
На чаше неба золотой.
Перекликаются, как птицы,
Над минаретами колокола,
Желты Апостола страницы,
И купол выцвел добела.
Листая старые тетради
И позабытые грехи
Я слышу, отче наш, отец Геннадий,
В саду твоем растут стихи.
И в деревах горит лампада,
И в небесах горит звезда,
Благословенный сумрак сада
Венчает светлая слеза.
Листва во влажный холод ночи
Проводит лунные лучи,
Сверчок ликует и пророчит,
И сердце трудное стучит.
И с высоты, из поднебесья,
Вступая кротко в свой черед,
Как утро брезжит в листьях песня
И тихо за душу берет.
Едва касаясь, без нажима,
Как исповедь, издалека,
Но чувствуешь, уже ожила,
Легка, как Господа рука,
Мелодия до слуха донесется,
Качнет и вырвется из рук,
И вверх взлетит, и оборвется,
И вновь захватит волю звук,
И вот уже расходится по саду
И по душе разлитое тепло,
И жизнь божественного лада
Просветит времени стекло.
Мгновенье озарится веком,
А вечность соберется в миг,
Спаситель, ставший человеком,
В нем явит светоносный лик
И будут серебриться листья,
Светлеть из сумрака глаза,
Свеча гореть, душа молиться,
И песня литься, как слеза.

Д.С. Соколов. 12-15 сентября 1995 г.


ОТЦУ ГЕННАДИЮ ОГРЫЗКОВУ

Свете Тихий,
светлой памяти твоей, отче.

Ты ездил прощаться с землей
К Владычице мира Всепетой,
Леса, как большой аналой,
Служили подножием света.

В пруду округлялась вода
Над белым сиянием снега,
Казалось, здесь было всегда
Начертано: Альфа, Омега.

Казалось, написана фреска,
И кто-то начало отбил,
Но вечность не знает отрезков
Ни времени, ни любви.

Вечернее золото фона,
Как свет уходящих небес,
Как образ священный Афона
И речка, и поле, и лес.

Потом будет день отпеванья,
И Пасха прощанья с тобой,
К тебе уже здесь упованье
И храм на коленях с мольбой.

Мы стали на вечность взрослее
Короткого жития,
Поэтому в сердце светлее
И радостней лития.

Поэтому малое стадо
Начальнику мира видней,
И облако, как лампада,
Над бедной землею своей.

Поэтому сердце и рвется
Тебе свою волю отдать,
Но в руки живым не дается.
Отчизна. Престол. Благодать.

Д.С. Соколов. 9 апреля 1997 г.



   ПАМЯТИ БАТЮШКИ ГЕННАДИЯ

Матушка могилку укрывала,
Согревая батюшку — цветами,
Любящее сердце призывало:
"Дорогой, еще побыл бы с нами!"

Горьких слез она не уронила —
— Вдовьих их хватает и ночами...
Боже! Дай ей мужества и силы,
О, Защитница! Вдову утешь в печали!

Батюшка Геннадий, добрый пастырь —
В горнем крае молитесь живой,
В праздник Благовещенья — Царица
Год назад вас забрала с Собой.

По молитвам, близким к Богу, вашим
Очищаются, спасаясь, души наши!

р. Б. Антонина