Главная страница  О сайте  Ссылки  книга отзывов  e-mail      
Могилы людей


Поэт Я (Зелёный) (1948-2004)


      Поэт, завсегдатай всевозможных литературных или окололитературных тусовок, очень заметный и по-своему даже знаменитый. Настоящее имя Богданов Евгений Германович. Не уверен, что многие знали, как на самом деле его зовут, поскольку он выступал как Поэт Я, Зелёный. А вот что такое 19 см. в его псевдониме - я так и не понял. Рискну предположить - может, это длинна кое-какого "изделия", которым природа одарила мужчин?..
       Зелёный любил привлекать к себе внимание, а его длинные волосы действительно были выкрашены в зелёный цвет. Многие, кто с ним сталкивался, воспринимали его как чудака, графомана, и даже городского сумасшедшего. Его часто можно было видеть на Арбате. Однажды я увидел его торгующим корочками удостоверений с забавными надписями, например, можно было купить корочку с надписью "КГБ"... Поговаривали, что эта оригинальная сувенирная продукция - его ноу-хау. Не помню в каком году, о нём прошел даже небольшой сюжет в рамках какой-то телевизионной передачи, где он предстал во всей своей забавной чудаковатости. В конце страницы вы можете познакомиться со стихами Зелёного.
       О том, что Зелёный умер, я узнал случайно. Гулял по Хованскому, и увидел на стене, ограждающей кладбище, надпись с его именем и номером участка (см. фото ниже). Очень удивился, пошел искать могилу, и нашел. Могила в тот день имела такой вид, будто над ней недавно взорвали атомную бомбу... В настоящее время, на могиле вполне достойное надгробие. Похоронен Я (Зелёный) в Москве на Хованском кладбище (Центральная территория, уч. 18Б).

Двамал   

могила Поэта Я (Зелёного), фото Двамала, 2009 г.

, фото Двамала, 2004 г.


Стихи Поэта Я (Зелёного)

      
                  Память 1

      Я давно забыл, что я был,
      Но я зною точно, чего нет
      И банальные слова, из разбитого окна
      Уносит ветер кому то вслед.

      Мне бы щели заткнуть,
      Детства теплоты хоть чуть чуть сохранить, 
      Но уже не могу в диалоге лиц
      Совесть различить.

      И придет новый друг, будет клясться 
      В любви до боли памятной.
      В дом твой ветер опять, ворох листьев-слов
      Нанесет девки праведной.

      Осуждайте, ведь я же забыл, что я был
      И не помню сути слов.
      Память стер суетой и нашел свой покой
      Я в любви иной.
      Оправдание
      Боль это не оправданье,
      Это плата за совесть, 
      В которой тебя назидали
      Усталые капуцины
      Торгующие мощами
      Энтузиазма или моразма, 
      Но впрочем это не важно...

      Ведь Ты потеряла свои глаза
      Из под чадры ресниц просящие веры
      Хотя бы в частицу этого мира.
      Тебя наверное долго били
      Глазами о стену...
      Но впрочем и это не важно.
      Ведь взгдяд преретек в ущербленный камень
      Семьи и забвенья...
 


              Память 2

      Память шамкающей девкой
      Из дворянских битых рюмок
      Склеет подати точило
      Униженьям пережитым.

      Боль сгребет садовай гнилью,
      Бросит в ноги равнодушным
      И детей напоит кровью
      Выжимки стастей прожитых

      В свете звезд чадящих пылью
      С глыб музейных постаментов
      И уже познаньем грашна,
      Проклянет себя в утробе.

      Настальгически терзаясь
      По садам Эдема страстно,
      Где в цветах, без сновидений
      Спят кумиры безвозвратно

      И в процессе покаянья
      Вакханалия кастратов
      Суд вершит лицеприятно
      Оправдание на завтра

      В полусне, полуэкстазе
      Бред с искрою вдохновень
      Шепчет липкими губами
      От исторгнутого тленья

      Теорему мирозданья
      Всем взамен провозглашенной,
      Безконечные терзанья
      Суеты не завершенной

      Память шамкающей девкой...
      Страх - святое оправданье...



               Той кого нет

      Не обижайся на меня, прошу Тебя.
      Я много глупостей болтал, но я мечтал.
      Я сон придумал и им жил, его любил,
      Но вдруг проснулся и открыл,  что это дым.

      И я свой сон похоронил среди запущенных могил
      Смешных кумиров прошлых лет,
      Но не могу найти ответ,
      Что я в замену получил.

      Забот безцветных серый ряд, но я им рад.
      Щемящий страх по вечерам, я не отдам,
      А что любил, о чем мечтал,
      Я словно в карты проиграл...
      Право

      Что то родное бьется в безпамятстве
      Право любви или право ненависти
      Где то валяется псами изгложено
      Право на право суметь невозможное.

      Право любви безнадежно присвоено
      Похотью тела и колесовано
      В сердце ребенка случайно зачатого,
      Право ненависти страхом просватано

      Право еще не такое случается
      Правом незнания жизнь объясняется
      И оправданьем заботой насущную
      Вера в жизнь светлую стала вдруг скучную.



                  Серые тени

      Ты видел, как умирают серые тени.
      Средь белого дня становились они на колени,
      На землю ложились, с землею сливались,
      Лишь в памяти образы их пустотой рубцевались.

      И в музыке света справлялись хмельные поминки.
      Все это смотрелось, как с пошлой журнальной картинки:
      Там пьяные мальчики тискают женские плечи,
      А рядом ведут философские умные речи.

      И ты среди них одурманеный радужным гамом,
      Вновь винтик системы, что стала большим балаганом.
      Стакан заменивши иглою в уставшую вену
      В надежде уйти от нещадного смрада и тлена.

      The prophit of dust, bringth the dream of the lust, как певички,
      С эстрады везгливо торгуют любовью для нищих,
      Голодно орущих с вершин своего люмпен класса,
      Надеждую тщась "оправданием каждого часа"
      Реприза
      Отстрадала болью память
      Отзвучали трубы веры
      Три потасканные девки
      Задом вертят, чтоб смотрели.

      То ли Гордость, то ли Совесть,
      То ли Нежность - безразлично.
      Все мы их давно видали,
      Где смотреть на них прилично...
       
  

              Song Of Solomоn

      Что то не так...
      Наверное просто тебя не любили
      Просто жалели, не сострадая
      Просто раняя взгляд Тебя замечали
      И проходили мимо....
      В своей частичке пространства
      И было так станно
      В том что пространство замкнулось
      В множестве сфер, в безнадежнлсти дел
      Предначертаных чьей то усталой рукою
      Кто то нашел свой удел
      В сладости браченых ночей
      Переросших в превычку
      Два раза в год посещать дантиста
      Новая спичка зажжет сигарету
      И кажется с этой затяжкай
      Ты станешь владельцем ответа
      Как сделать простанство
      Новой вселенной
      Но с телеэкрана певичка
      В оргии танца
      Вновь замыкает сферы
      И кажется нету предела
      Блуду незримых идей.
      Что то не так
      Кто то должен ответить.
      Приветить уставших солдат
      На сомненья привале,
      Тех, кто духом взывал
      К слову пророков
      Господи, надо стать Богом Израиля
      Что бы найти свой народ
      В безумстве песчинок
      Верой просеев пустыню.
      Надо стать Богом Израиля
      Что бы величьем любви
      Обречь на страданье,
      Каких то заблудших,
      Сдирая завесу с призрачных душ.
      Надо стать Богом...
      Но в уравненье пространства
      С каждым новым потомком
      Теряется смысл
      Самого мирозданья
      Надо стать Богом....


            Song Of Solomon 2

      Эй, рожденные что бы познать
      Десять сомнений
      Субъект творенья
      Не адекватен образу мира.

      Истины, падшие листья с деревьев
      Велики Империй, гниют под ногами.
      Взывайте , что бы познать
      Вы изначально прокляты
      Грех Ваш безумно духовен
      Как расплатиться за ту пустоту
      Что мир наполнят
      Мы познаем нашу глупость...     



                    Пустота

      Девочка, ты мне не верь.
      Все что было мое я уже прокутил,
      Как гульнувший купчишка на стыке веков
      В полупьяном дыму, я надеждой сорил.

      И ты силишься, что то понять и простить
      И насилуешь капельку нежности той,
      Что забытой монеткой в кармане моем
      Затерялась и скрадена жадно тобой

      Извини, но наверное, что не так
      Я тебе говорю, ведь никто не просил,
      Подари мне на память презрительный взгляд,
      За монетку, что я и с тобою пропил...